Главная страница / О больнице / Доктор для самых маленьких

 Газета «Городские Известия» № 3792 от 22 декабря 2015

Доктор для самых маленьких

 

Неонатальная хирургия – явление в медицине не новое. Ее основы как отдельного направления оперативного лечения были заложены полтора века назад.

Но если раньше младенцев оперировали, чтобы устранить последствия травмы или ликвидировать очаг гнойной инфекции, то сейчас хирурги-неонатологи исправляют ошибки, допущенные самой матушкой-природой. Сегодняшний собеседник «ГИ» –  детский хирург, заведующий хирургическим отделением Курской областной детской больницы №2, доцент кафедры хирургических болезней КГМУ, кандидат медицинских наук Станислав КОСТИН. 

– Станислав Витальевич, отличается ли работа хирурга-неонатолога от работы его коллег –  специалистов общей хирургии? 
– Неонатальная хирургия, безусловно, имеет свою специфику. У новорожденных, то есть детей от рождения до одного месяца, –  все органы очень маленькие, а ткани  незрелые. После  оперативного вмешательства они будут расти и развиваться, поэтому хирург должен ориентироваться на перспективу: где сделать разрез и наложить шов, чтобы орган или часть тела после коррекции не потеряли функциональности и не причиняли неудобств ребенку через два, три или десять лет.
По сравнению с младенцами, родившимися в срок, оперировать недоношенных детей еще  сложнее – их неразвитые органы и ткани заживают и восстанавливаются значительно медленнее. К тому же наши пациенты  не могут объяснить, где и как у них болит: ребенок просто будет плакать, но не скажет, что его беспокоит: ушко или животик. Поэтому, проводя диагностику, надо внимательно и последовательно осматривать ребенка, чтобы разобраться, в чем состоит проблема и единственная ли она. А еще неонатальная хирургия отличается высокой степенью психоэмоциональной нагрузки в отношениях «родители – врач». Родителям бывает весьма сложно объяснить, почему их ребенку необходимо оперативное вмешательство и какие риски связаны с этим. 

– Какие врожденные аномалии развития у детей вы оперируете?
– Наша клиника – единственная в Курской области, которая занимается хирургией новорожденных, в частности, коррекцией врожденных пороков развития органов брюшной полости и передней брюшной стенки: грыжи, гастрошизис, при котором передняя брюшная стенка внутриутробно не зарастает, и сквозь ее расщелину выходят наружу внутренние органы, недоразвития пищеварительной системы, когда пищевод или кишка заканчивается внутри ребенка слепо, так называемые атрезии. В среднем в год к нам поступает около 30 новорожденных с подобными аномалиями развития.

– Есть ли какие-либо закономерности появления у детей врожденных  пороков развития? 
– Причин множество: наличие хронических болезней у родителей, острые заболевания матери во время беременности, бесконтрольный прием лекарственных средств, влияние окружающей среды, несбалансированное питание, вредные привычки, в том числе «пассивное курение». 
Если говорить о наших наблюдениях, то мы заметили, что в первой половине года новорожденных с аномалиями гораздо меньше, чем в последующие месяцы. В июле – августе возрастает число недоношенных детей с тяжелыми поражениями кишечника. Осенью чаще поступают доношенные дети с дефектами. Мы проанализировали данные этих пациентов, и оказалось, что время их зачатия приходится на январь – февраль, то есть врожденные дефекты чаще наблюдаются у так называемых постновогоднх непланируемых детей.

– Вы же не будете утверждать, что начало года – неблагоприятное время для зачатия? 
– Дело не во времени года, а в образе жизни будущих родителей. Всем, кто хочет иметь здоровое потомство, необходимо исключить спиртное, как и все факторы, о которых я уже говорил. Даже малые дозы алкоголя способны повлиять на формирование патологий у ребенка. Почему это происходит? Организмы мужчин и женщин немного разные в репродуктивном плане. У девочки количество яйцеклеток не меняется на протяжении жизни: сколько было заложено до рождения, в стольких происходит овуляция, следовательно, все, что перенесла женщина от внутриутробного периода до момента, когда она забеременела, – все откладывается на репродуктивную систему, на яйцеклетку, которая станет строительным материалом для будущего ребенка. У мужчин половые клетки обновляются с периодичностью раз в два-три месяца, поэтому мы и говорим, что после приема алкоголя в новогодние праздники мужские половые клетки до конца марта будут поврежденными.  Если еще и будущая мать употребляла спиртное, то при зачатии суммируются две проблемы – накопление негативных факторов в репродуктивной сфере плюс непосредственное влияние токсических факторов.

– Я так понимаю, что супруги, которые планируют ребенка, должны не менее трех месяцев до зачатия вести здоровый образ жизни и соблюдать рекомендации врача. Но если все же произошла непланируемая беременность в период, когда родители принимали алкоголь и курили, можно ли своевременно «увидеть» на ультразвуковом исследовании аномалии плода? 
– Особенность формирования плода такова, что к 11-й, реже к 12-й неделе беременности формируются все его органы и ткани, после чего они просто увеличиваются в размере. Поэтому уже при первом ультскрининге на 11 неделе  можно обнаружить патологию почек или кишечника. Учитывая, что УЗИ делается еще и в 13, 15, 18, 19 недель, то к середине беременности практически все дефекты, включая аномалии развития головного мозга и сердца, можно обнаружить.

–  Что делать, если у плода выявили порок развития?
– Пороки бывают разными. Есть пороки плода, которые нельзя корригировать – они несовместимы с жизнью, а есть такие пороки, которые можно исправить оперативным путем, и это не ухудшит качество дальнейшей жизни ребенка. Во втором случае беременность надо сохранить и постараться пролонгировать, потому что чем более зрелый ребенок, тем легче он перенесет предстоящую операцию. Решение о продолжении или прерывании беременности принимает мать, естественно, после ее подробного информирования о выявленной патологии и методах лечения.

– Если все это делается в женских консультациях, почему же так много детей с тяжелейшими врожденными патологиями поступают в вашу больницу?
– Почти 70% матерей, родивших детей с пороками развития, обращались в женскую консультацию в поздний срок беременности или вообще не становились на учет. Кроме того, бывают такие врожденные пороки плода, которые не могут быть распознаны при ультразвуковом исследовании, их можно выявить только по косвенным признакам. Специалист, проводящий исследование, может направить будущую мать на более высокий уровень исследования: в перинатальный центр или в медико-генетическую консультацию областной клинической больницы, где имеются аппараты экспертного класса.
Если аномалия в развитии ребенка выявлена, будущие родители приглашаются на перинатальный консилиум, где им объясняют специфику порока и перспективы его корригирования.

– Допустим, женщина доносила ребенка с патологией и родила его. Как в дальнейшем проводится оказание помощи младенцу? 
– Ребенок с выявленным врожденным пороком развития специальным транспортом переводится в нашу клинику, где есть необходимое оборудование для обследования, есть врачи-специалисты: рентгенологи, эндоскописты, врачи ультразвуковой и функциональной диагностики. После проведенного обследования определяем, нужна ли операция, какого вида и в какие сроки. Медицина не стоит на месте. К примеру, раньше считалось, что диафрагмальную грыжу, то есть отсутствие перегородки между грудной и брюшной полостями, нужно оперировать в первые часы жизни  новорожденного. В дальнейшем практика показала, что это неправильно – ребенку надо дать возможность адаптироваться, «раздышать» свои легкие, и тогда вероятность его гибели при операции и в раннем послеоперационном периоде будет значительно меньше.

– Зависит ли благоприятный исход операции от мамы малыша? 
– Безусловно. Прооперировать ребенка – это полдела, его надо еще выходить. У нас есть пациент Егорушка, которого знает вся больница. Ему сейчас 6 лет, а первую операцию мы ему делали сразу после рождения – он весил тогда 980 гр. У Егорушки был очень тяжелый порок желудочно-кишечного тракта – неправильно сформирован и укорочен тонкий отдел кишечника. Малышу последовательно было сделано несколько операций: сначала вывели тонкую кишку на переднюю брюшную стенку, потом в течение 8 месяцев, проведя еще нескольких операций, реконструировали недостающую часть кишечника. Сейчас мальчик такой же, как все дети,  –  активный, подвижный, упитанный.  В этом большая заслуга его мамы, потому что за таким ребенком нужен специальный уход – дробное кормление молочными смесями, адаптированными для короткого кишечника, регулярная смена специальных мешочков для кала, приклеиваемых к месту вывода кишки, и так далее.
Вообще, настрой семьи, а особенно матери, на благоприятный исход, на восстановление ребенка – огромный положительный фактор.

– Нужно ли родителям оплачивать ваши сложнейшие операции? 
– Все медицинские услуги, в том числе оперативные вмешательства, наша больница оказывает бесплатно  – по страховому медицинскому полису ребенка. 

 

Беседовала Наталья СКОЛЬЗНЕВА